Золотые монеты
Главная Мнения Генерал де Голль о золотом стандарте

Генерал де Голль о золотом стандарте

degol-BВ свое время бывший министр финансов Франции времен кабинета Клемансо объяснил де Голлю "трюк с долларами" на таком наглядном примере. На аукционе продается картина Рафаэля. Араб предлагает нефть, русский – золото, а янки, удваивая ставки, выкладывает пачку стодолларовых банкнот и покупает Рафаэля за 10 000 долларов. "В чем же трюк?" – удивился де Голль. "А в том, – ответил экс-министр, – что янки купил Рафаэля за три доллара, потому как стоимость бумаги за одну стодолларовую банкноту – три цента!"

Дедолларизация Франции была основой экономической политики генерала де Голля, его, как он сам выражался, "экономическим Аустерлицем". И 4 февраля 1965 года де Голль взорвал "бомбу", заявив на пресс-конференции: "Мы считаем необходимым, чтобы международный обмен был установлен, как это было до великих несчастий мира, на бесспорной основе, не носящей печати какой-то определенной страны. На какой основе? По правде говоря, трудно представить себе, чтобы мог быть какой-то иной стандарт, кроме золота. Да, золото не меняет своей природы: оно может быть в слитках, брусках, монетах; оно не имеет национальности, оно издавна и всем миром принимается за неизменную ценность. Несомненно, что еще и сегодня стоимость любой валюты определяется на основе прямых или косвенных, реальных или предполагаемых связей с золотом. В международном обмене высший закон, золотое правило (здесь это уместно сказать), правило, которое следует восстановить, – это обязательство обеспечивать равновесие платежного баланса разных валютных зон путем действительных поступлений и затрат золота".

Это выступление де Голля имело принципиальное значение. Президент одной из ведущих мировых "золотых держав" предлагал вернуться в международных расчетах к системе, которая существовала до "великих несчастий мира" – двух мировых войн, то есть к системе, основанной на жесткой привязке мировых валют к золоту, а не к доллару. А такая "привязка", или "золотая дисциплина", ко многому обязывала, ограничивая возможности для биржевых и финансовых спекуляций. До 1914 года, как известно, самыми твердыми мировыми валютами были английский фунт стерлингов и русский рубль, полностью обеспеченные золотыми запасами.

Две мировые войны подорвали систему "золотого стандарта", в результате чего в 1944 году и была принята так называемая Бреттонвудская валютно-финансовая система, утвердившая паритеты валют "в золоте как общем знаменателе", но не напрямую, а опосредованно, через доллар, золотодолларовый стандарт. А это означало, что доллар практически приравнялся к золоту, стал мировой денежной единицей, с помощью которой (через конвертацию) осуществлялись все международные платежи. При этом ни одна из мировых валют, помимо доллара, не обладала прямой обратимостью в золото.

Помимо практически ничем не ограниченных прав в качестве мировой денежной единицы, доллар взял на себя и все обязательства по золотому обеспечению, поддержанию твердого, фиксированного курса – 1,1 доллара за грамм металла в чистоте.
И этим доллар подписал приговор самому себе. Уже к концу 60-х годов стало ясно, что ни золотые запасы самих США, ни запасы МВФ, ни запасы союзников США по "золотому пулу", предусматривавшему взаимную поддержку золотодолларового стандарта, оказались не в состоянии остановить "бегство от доллара".

Крах доллара был предопределен. Золотые запасы США таяли буквально на глазах: временами по 3 тонны в день. И это опять же несмотря на все мыслимые и немыслимые меры, которые предпринимали США, чтобы остановить утечку золота, сделать так, чтобы доллар был "обратим, пока не потребуют его обратимости". Возможности для обмена долларов на золото были всячески ограничены: он мог осуществляться только на официальном уровне и только в одном месте – в Казначействе США. Но цифры говорят сами за себя: с 1949 по 1970 год золотые запасы США сократились с 21 800 до 9838,2 тонны – более чем в два раза.

Последнюю точку в этом "бегстве от доллара" и поставил генерал де Голль, не ограничившись только декларацией о необходимости ликвидации приоритета доллара. От слов он перешел к делу, предъявив США к обмену 1,5 миллиарда зеленых бумажек. Разразился скандал. США стали давить на Францию как партнера по НАТО. И тогда генерал де Голль пошел еще дальше, объявив о выходе Франции из НАТО, ликвидации всех 189 натовских баз на территории Франции и выводе 35 тысяч натовских солдат. В довершение ко всему во время своего официального визита в США он предъявил к обмену на золото 750 миллионов долларов. И США были вынуждены произвести этот обмен по твердому курсу, поскольку все необходимые формальности были соблюдены. Генерал де Голль действовал по всем правилам военного искусства. Он использовал против "противника" его же собственное "оружие", с помощью которого тот приводил (и приводит!) к банкротству другие национальные валюты. Де Голль направил "долларовую интервенцию" на США.

Конечно, такие масштабы "интервенции" не могли "повалить доллар", но удар был нанесен в самое уязвимое место – "ахиллесову пяту" доллара. Генерал де Голль создал опаснейший для США прецедент. Достаточно сказать, что только с 1965 по 1967 год США были вынуждены обменять свои зеленые бумажки на 3000 тонн чистого золота. Вслед за Францией к обмену на золото предъявила доллары Германия.
Но и США вскоре приняли не менее беспрецедентные защитные меры, в одностороннем порядке отказавшись от всех своих принятых ранее международных обязательств по золотому обеспечению доллара.

Доллар дистанцировался от золота, порвал "золотые цепи".

С тех пор, собственно, и должна брать отсчет новейшая история доллара США и бумажных денег как таковых. С чистого листа...

В уже упомянутой книге "Экономикс" дается следующее определение доллара в его новом качестве. "Грубо говоря, – отмечают авторы, – приемлемость бумажных денег находит опору в том, что государство говорит: эти доллары – деньги. В нашей экономике бумажные деньги, по существу, являются декретивными деньгами , они – деньги потому, что так сказало государство, а не потому, что они выкупаются каким-либо драгоценным металлом".

Американские профессора-экономисты, быть может, сами того не ведая, совершенно точно выразили сущность доллара – как чисто условных, ничем не обеспеченных денег, по сравнению с которыми даже мефистофельские "кредитки" являлись куда более надежной, "твердой" валютой, предполагавшей выполнение кредитных обязательств хотя бы в будущем. Там "бумага" служила хотя бы в "качестве заклада", здесь же – абсолютное отсутствие каких-либо обязательств как в настоящем, так и в будущем. Весь этот всемирный "долларовый мираж" основывается лишь на том, что США продекларировали, объявили доллары деньгами, как некогда аборигены той же самой Америки объявляли деньгами кофейные зерна или ракушки. Принципиальной разницы между долларами и ракушками нет – ни те, ни другие в равной степени не представляют (в отличие от золота) никакой реальной ценности.

Все это значит, что в случае финансового краха (а он неизбежен!) США не будут обязаны – ни государствам, ни отдельным гражданам – обеспечивать доллары золотом или какими-либо иными "товарами и услугами". США даже не придется отказываться от своих обязательств, как они сделали это при демонетизации, поскольку в данном случае никаких обязательств попросту нет. На долларе не написано: "Обеспечено всем достоянием Соединенных Штатов Америки". Соединенным Штатам ничего не стоит, например, в один прекрасный момент "кинуть" зарубежных держателей "баксов": организовать такой обмен денег, при котором все наличные доллары, находящиеся на момент обмена вне пределов страны, утратят свое значение, превратятся в пустые бумажки (каковыми, собственно, они и являются).

Представление о стабильности доллара основывается на данных ФРС о минимальной инфляции и бездефицитном бюджете. При неустойчивости других валют и, главное, падении цен на золото, которое всегда было соломинкой для утопающих при всех валютно-финансовых потрясениях, "стабильный доллар" фактически заменил золото, стал (вместо золота) самым надежным средством защиты от инфляционных процессов.

Но именно в этой крайней ситуации едва ли не единственным шансом на спасение для доллара окажется золотой запас США и... возврат к золотому обеспечению. Ничего невероятного в этом нет. Многие крупнейшие экономисты в самих Соединенных Штатах выступают за возврат к золотому обеспечению. Другой защиты не существует, хотя поиски ее, судя по всему, ведутся. (Достаточно вспомнить ажиотаж, возникший в прессе, вокруг изотопа осмий-187.) Далеко не случайно все эти годы США продолжали свой золотой запас хранить в неприкосновенности, не предприняв ни одной попытки сбросить "излишки". Более того, есть все основания предполагать, что и само "бегство от золота" было не чем иным, как отвлекающим маневром, тактическим приемом, позволившим США не только спасти, но и увеличить свой стратегический золотой запас.

http://www.moskvam.ru/1999/05_99/kalugin.htm
 
Copyright © 2011 ООО «РРТЦ Башкортостан».
Создание сайтов в Уфе